КРИМИНАЛЬНЫЙ НИЖНИЙ

РАССЛЕДОВАНО ПРОКУРАТУРОЙ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Сборник документальных очерков, раскрывающих расследование наиболее характерных преступлений в Нижнем Новгороде на переломе тысячелетий. Второе, значительно дополненное издание книги, вышедшей в 2000 годах и ставшей библиографической редкостью.

Криминальный Нижний

 

Криминальный Нижний Новгород
ВСТУПЛЕНИЕ

Панорама расследований так называемых «бытовых» убийств, иных тяжких преступлений, совершенных в Нижнем Новгороде и области на стыке тысячелетий.
До 35 тысяч умышленных убийств регистрировалось тогда в стране. Не исключением и стал Нижний Новгород, где, к примеру, в Автозаводском районе если ранее совершалось 2-3 убийства в год, то эта цифра подскочила до 50-60, не считая других тяжкий преступлений.
Автором проделана серьезная работа по изучению множества уголовных дел из всех районных прокуратур Нижнего, отобраны наиболее характерные и типические, представляющие интерес с точки зрения криминологии.
Все очерки строго документальны, приведенные в них обстоятельства взяты из материалов уголовных дел, дополнены рассказами следователей прокуратуры и непосредственных участников событий.

КРИМИНАЛЬНЫЙ НИЖНИЙ

Из более двух сотен пересмотренных уголовных дел были отобраны несколько десятков. В работе над очерками о них приняли участие сотрудники прокуратуры Нижегородской области (должности указаны на то время):

Областная прокуратура:

Геннадий Иванов, начальник криминалистического отдела.

Александр Мочанов, следователь по особо важным делам.

Городская прокуратура Н.Новгорода

Леонид Денисов, заместитель прокурора.

Анатолий Слуцкий, старший следователь по особо важным делам.

Александр Бубнов, старший следователь.

Сергей Минигулов, старший следователь.

Дмитрий Ходак, следователь по особо важным делам.

Прокуратура Нижегородского района:

Константин Жиляков, следователь.

Андрей Балалаев, старший следователь.

Прокуратура Приокского района

Олег Кучеров, старший следователь.

Прокуратура Советского района

Наталья Чекмачева, помощник прокурора.

Оксана Климина, старший следователь.

Наталья Прокофьева, старший следователь.

Валерий Мансуров, старший следователь.

Прокуратура Автозаводского района

Владимир Никонов, помощник прокурора.

Ольга Маликова, старший следователь.

Вячеслав Игошин, старший следователь.

Татьяна Гурьянова, старший следователь.

Валерий Павлов, старший следователь.

Александр Изосимов, следователь.

Роман Нестерук, следователь.

Сергей Антоничев, следователь.

Прокуратура Ленинского района

Александр Белов, старший следователь.

Петр Сергеев, старший следователь.

Андрей Барышев, следователь.

Михаил Чурбанов, следователь.

Прокуратура Канавинского района

Виктор Лукьянов, старший следователь.

Камиль Фатехов, старший следователь.

Прокуратура Московского района

Сергей Куландин, следователь.

Валерий Бабурин, следователь.

Игорь Арефьев, следователь.

Убойная сила

Следователь прокуратуры Нижегородского района Константин Жиляков вез семнадцатилетнюю потерпевшую на место происшествия в курортный поселок Зеленый город. Девчонка утверждала, что ближе к полуночи была изнасилована в лесу неизвестным в камуфляжной форме.

Уверенности в ее показаниях не было. Уж слишком спокойно она рассказывала, как это происходило, что она при этом говорила, как вел себя насильник... С ее слов, напали на нее сзади, зажали рот, угрожая ножом, повели в лес, там привязали к дереву.

Деревьев в лесу, как вы сами понимаете, - тысячи. И для себя Жиляков рассчитал так: удастся найти то дерево, какие-либо следы того, что происходило ночью... будут доказательства для уже возбужденного дела по статье 131.

Однако ни следователь, ни ехавшие с ним оперативники и не подозревали, что буквально спустя несколько минут после осмотра на месте, события примут совершенно неожиданный оборот.

Нашли то дерево, мало того, рядом нашли отрезки бельевой веревки, перепачканные кровью! Стали фотографировать место происшествия. Оля начала описывать насильника: как он выглядел, во что был одет, рост, телосложение... И как раз в этом месте Жиляков ее прервал.

- Вы мне описываете того мужчину, который идет вон там.

А рядом по тропинке проходил мужик в камуфляжной форме, заинтересованно поглядывая на группу людей, которые зачем-то столпились вокруг самого обычного тополя.

- Похож, - приглядевшись, кивнула потерпевшая.

- Мужчина, можно вас на минуточку! - окликнули прохожего. Но тот резко заторопился, а потом неожиданно кинулся в гущу леса.

Догнали.

- Да это он! - сказала Оля.

Задержанный протестовал бурно. Я сам бывший работник милиции, много лет проработал здешним участковым... клевета, девчонка мстит за своего отца, которого я когда-то "щемил"...

- Я ее вообще в первый раз вижу. Любые экспертизы пройду, сам ловил этих подонков-насильников! Я тут знаю еще одного парня в камуфляжной форме...

Пока Жиляков выяснял у местных жителей, похож ли тот, второй в форме, на подозреваемого, потерпевшая вместе с родителями с вполне объяснимым трепетом наблюдали, как оперативники, которые прекрасно были знакомы со своим бывшим коллегой, присели на травку, оживленно болтали, курили...

Задержать бывшего участкового Бабаева все-таки пришлось, "как лицо, на которого прямо указала потерпевшая в совершении преступления". А в здании Нижегородского УВД, где на третьем этаже располагается прокуратура района, Бабаева встретил его давний "знакомый" - помощник прокурора Алексей Кузнецов. Именно он в 1993-94 годах, будучи старшим следователем, вел знаменитое дело о "поселковом гестапо". И по этому делу Бабаев проходил не самым последним участником.

Он действительно работал участковым в Зеленом Городе. Есть в поселке свой отдел милиции, который тогда возглавлял Николай Иванович Курнаков, майор милиции с двадцатичетырехлетним стажем.

30 ноября на подотчетной ему территории убили почтальона Петрову. Розыск убийц явно не клеился, близился Новый год и "глухарь" портил показатели. Поэтому 24 декабря поселковые сыскари принялись за дело всерьез.

Сразу после обеда приняли по "соточке" и начальник милиции приказал доставить в отделение некоего Шорникова. Так сказать "для проверки его причастности к убийству Петровой". К семи вечера Шорникова ввели в кабинет Курнакова. Там и начался тонкий психологический поединок с подозреваемым.

"Курнаков первым нанес Шорникову удар по голове резиновой дубинкой, отчего тот упал на пол. Затем Курнаков с Бабаевым нанесли ему множество ударов ногами и резиновыми дубинками по различным частям тела и головы".

В своих первоначальных показаниях Курнаков простодушно пояснял:

- Шорников все отрицал и не хотел признаваться, наши слова до него не доходили. После нанесения очередного удара мы давали Шорникову возможность подумать над нашими вопросами и предложениями. Затем вновь наносили удары, чтобы побудить к признанию.

Избиение продолжалось около двух часов. Пьяные озверевшие милиционеры забили бы непокорного мужичка, если бы не его сожительница, которая прекрасно знала порядки в отделении и поэтому прибежала в милицию. Звуки ударов и крики истязуемого "Помогите!" настолько были слышны в коридоре, что она ворвалась в кабинет и потребовала прекратить избиение.

"Правозащитницу" вытолкали взашей, а Шорникова бросили в камеру для временно задержанных. Безо всяких оснований, его фамилию даже не внесли в журнал.

Допрос несколько утомил офицеров, они уже вчетвером приняли еще по "соточке", затем еще...

Ну, не хочет признаваться Шорников, и не надо.

- Кто у нас еще мог убить почтальона Петрову? - спросили они себя, и тут же ответили: - Ермилин, дружок Шорникова! Подать нам сюда Ермилина!

И ничего не подозревающего местного жителя Ермилина привезли в отдел. Вчетвером, - к работе подключились капитан Аносов и лейтенант Колченов - принялись за него. Кстати, его сожительница Бушуева тоже, как в случае с Шорниковым, немедленно прибыла вслед за Ермилиным. Она увидела, что: "... начальник милиции сидит, склоня голову на стол, сильно пьян. Речь невнятная, галстук на боку. На мои просьбы ответил "Нечего права качать, ты нам не указ". Курнаков встал, подошел к сейфу, достал пистолет, пытался засунуть его в карман, но дважды промахивался".

Чтобы Бушуева не путалась под ногами, решили сгонять в магазин за водкой, прихватив задержанного с собой. А ей объяснили, отпустим твоего любимого, отпустим, не переживай...

Уже на выходе пьяный Бабаев схватил за грудки Ермилина и заорал:

- Всю ночь сегодня в камере сидеть будешь!

Это были страшные слова. В той камере еще 16 ноября Бабаев ногами едва не забил восемнадцатилетнего парнишку, требуя признаний в гаражной краже.

Курнаков скомандовал:

- В машину его.

Ермилина усадили между Колченовым и Аносовым, и рванули в сторону города Кстово. Однако по пути начальнику милиции приходит в голову гениальный метод воздействия. Курнаков резко развернул машину в сторону, настолько резко, что машину бросило в кювет. Еле выбрались, подъехали к берегу реки Волга рядом с деревней Зименки. Остановились, вышли из машины, выволокли Ермилина.

- Не признаешься, скотина, утопим тебя, - капитан и лейтенант остались возле машины, а Курнаков с Бабаевым повели несчастного к проруби, темневшей в ста метрах от берега.

Тем временем на пульт дежурного Нижегородского РОВД поступило заявление от Бушуевой, что в Зеленогородском ОВД "пьяные сотрудники занимаются допросами граждан...". Для проверки в двенадцатом часу ночи в поселок выехал замначальника Нижегородского РОВД Суродин. Прошелся по этажам, было уже тихо. В кабинете начальника сидели и пили. Спустился в КПЗ, там находились три гражданина.

- Жалобы есть? - спросил он у Шорникова, который ничком лежал на деревянном настиле. Как потом показала экспертиза "ему были причинены телесные повреждения в виде множественных обширных кровоподтеков рук, ног и спины...".

- Нет, - тихо ответил задержанный.

Высокий проверяющий, "не проверив обоснованность и законность задержания граждан", отбыл восвояси, приказав начальствующему составу явиться наутро в РОВД.

Ермилин, стоя на ветру у проруби под дулом пистолета, был бледен, его трясло, но в убийстве не признавался:

- Не убивал я Петрову, гражданин начальник!

И тогда взбешенный Курнаков выстрелил в него. Один раз, второй, третий... Ермилин рухнул лицом вниз.

Труп расстрелянного пролежал возле полыньи несколько дней. Несколько раз сотрудники милиции приезжали к берегу; издалека, чтобы не наследить, в бинокль разглядывали труп, надеясь, что тело затянет в воду - рядом проходил сток из очистных сооружений. Так оно и произошло. Водолазы потом исследуют дно реки в этом месте, однако особенности течения воды не дадут им возможность обнаружить останки. Тело не найдено и по сей день.

В 1994 году по приговору областного суда начальник милиции получил восемь лет лишения свободы, участковый три года, остальным соучастникам убийства наказание назначили условно. Мало о чем догадывавшиеся жители поселка писали в прокуратуру Нижегородского района ходатайства с просьбой освобождения Бабаева из-под стражи до суда:

"...к населению своего участка относился чисто по-человечески и мы рады, что появился такой участковый... делал очень много добра, очень много хорошего...".

Уже в 1996 году Бабаев на свободе. Устроился неплохо, завел собственную коптильню, пошли денежки... Однако не к добру эти денежки были. Пропил он и собственное дело, и семью, уже в 2000 году жил один, перебивался случайными заработками. И вот новое преступление.

Ночь в камере на Бабаева подействовала. На допросе стал говорить. Да, была у нас с этой девочкой ночь любви, но, упаси боже, никакого насилия. За деньги. Вы же знаете, какие сейчас времена, какая молодежь пошла, за деньги с любым лягут. А я честно с ней расплатился. Пятьдесят рублей, как договаривались...

Все его "признания" были добросовестно внесены в протокол. На первом этапе следствия было важен уже сам факт того, что ночью они были вместе. К тому времени у задержанного был изъят нож, которым он угрожал девушке, вскоре будет готов акт заключения судмедэкспертизы, которая зафиксирует следы насилия на теле потерпевшей.

Пока же Бабаев уверен в себе, дерзит Жилякову и даже, теряя контроль над собой, кричит ему в лицо:

- Да я тебя убью!

В ходе следствия начинают выясняться подробности этого мерзкого преступления, и одновременно той удивительной стойкости потерпевшей, которая из множества вариантов поведения под лезвием ножа выбрала один, единственно верный. Она дала насильнику выговорится, сказала, что вряд ли любит своего парня, а уж о милиции даже не заикалась. Расчувствовавшийся Бабаев даже предложил ей выйти замуж за него, а потом расслабленный, "умиротворенный" заснул, когда остался один.

Эта девушка оказалась действительно сильной личностью, мужественно вела себя на очной ставке, несмотря на агрессивность обвиняемого; отстаивая свою честь и достоинство, ни разу не изменила показаний. Один Бог знает, какой ценой ей это досталось.

По "некрасивой" статье Бабаев ушел в зону на восемь лет. Говорят, порядки на спецзонах для бывших сотрудников правоохранительных органов не особо отличаются от тех, что царят в обычных лагерях. Даже жестче.

Полуночные демоны

В деревне Малое Песочное Уренского района ночью первого октября 1999 года занялся огнем дом, где проживали престарелые сестры Сериковы. Пламя распространилось настолько быстро, что сбежавшиеся соседи ничего поделать не смогли. Наутро, на пепелище даже останков не нашли. Хоронили в гробах горсти праха.

Все это было настолько похоже на неосторожное обращение с огнем, что вначале вынесли отказ в возбуждении уголовного дела. Тогда еще нижегородские правоохранительные органы и не подозревали, что на территорию области с соседней Кировской перешла банда, члены которой с изуверской жестокостью будут убивать и грабить в деревнях одиноких, беспомощных стариков и старух. Банда, за которой полгода будут охотиться лучшие опера, криминалисты и следователи Нижнего. Банда, сплошь состоящая из лиц цыганской национальности.

На оперативном совещании у прокурора области перед отделом криминалистики и сотрудниками уголовного розыска УВД поставили задачу помочь в раскрытии участившихся грабежей и убийств престарелых жителей северных деревень области. Почерк во многих случаях был схож - выбивали оконные стекла, проникали в дома, пытали, грабили... Случайно оставшиеся в живых свидетели говорили жуткие вещи...

На станции Ежиха в дом супругов Лебедевых, 1927 и 1925 года рождения, в два часа ночи проникли двое в масках, вооруженных ножами. Один потрясал веревочной петлей перед лицом перепуганной старушки, спрашивая, где они прячут свои сбережения, второй избивал хозяина дома. Старики сказали, что в кухонном столе лишь 550 рублей... Деньги, разумеется, забрали, затем влили обоим в глотки принесенное с собой ядовитое вещество, вновь избили, разбили голову жене деревянной скалкой и затянули на ее горле веревку... Посчитав, что супруги убиты, еще раз "почистили" дом и исчезли.

Во многих случаях поражало изуверство налетчиков. Пытали изощренно. Раздевали догола беспомощных старух, привязывали к кровати и жгли головы утюгами, выдавливали глаза... Пока одни бандиты орудовали в доме, другие, располагаясь неподалеку, отслеживали обстановку...

Оперативно-следственная группа выехала на станцию Ежиха. И уже на месте получили новое сообщение о бандитском налете на деревню Тарасята Шахунского района. Жертвами стали хозяева двух домов, стоявших на окраине по соседству. Потом, на следствии, была восстановлена картина происшедшего ночью 11 октября. Вначале пытали и убивали одинокую старушку. Думая, что она умрет, вкололи шприцом в шею и руку ядовитое вещество, и направились к соседям. Поленьями разбили стекла в окнах и открыли огонь из охотничьих ружей. Хозяева, взяли с собой свои крохи - 2000 рублей, и ,уклоняясь от дроби, разлетавшейся по комнатам, вылезли на сеновал, где и были обнаружены бандитами.

Хозяйку убили сразу, выстрелом в голову; ее мужа, избивая прикладом ружья, погнали в дом, требуя выдать сбережения. Денег больше в доме не нашли. Тогда в лицо старику направили стволы и нажали на спусковые крючки. Осечка. Ружье и обрез перезарядили, и еще раз пытались выстрелить - вновь осечка у обоих. Время поджимало, хозяина просто связали и бросили. Жить он остался.

Оперативную работу возглавил начальник криминальной милиции генерал-майор Петр Сибирев. Жертвы описывали нападавших по-разному. В описаниях удалось выявить общие детали, затем подобрали на рынке похожую одежду, надели на сотрудника милиции и сфотографировали. Полученный таким образом фотопортрет разослали по всем отделениям милиции. Еще одна интересная деталь была отмечена в ходе оперативно-розыскной работы - во время одного из разбоев были похищены конские вожжи. Кому они могли понадобиться? И тут прошла информация - перед налетами в деревнях появлялись молоденькие цыганки, ходили по дворам, предлагали для продажи какие-то вещи...

Вновь убийство. По своей безрассудной жестокости оно превосходило все границы человеческого понимания. Жертвами стали супруги Каренины из поселка Пижмы Тоншаевского района. Восьмидесятисемилетний хозяин был найден мертвым с выколотыми глазами на полу своего дома. Над ним в петле висела его жена с перебитыми ломом костями.

Всю Пижму перерыли опера. Они уже знали, кого ищут. Должна быть цыганка. И точно! Жители деревни показали, что накануне побывала одна кочевница. Причем, кто-то из свидетелей даже подсказал, в какой деревне она проживает.

Взяли цыганку. Вой, причитания, знать ничего не знаю, ведать ничего не ведаю...

Несколько дней в камере благотворно подействовали на ее память. Да и помнить она должна была все очень и очень хорошо. Одна из активных членов банды Зинаида В. не только выполняла роль наводчицы, но и провозила к месту предполагаемого налета оружие, камуфлированную одежду; когда пытали и убивали, пряталась с другими на улице, зорко следя за обстановкой.

Выявленные лица были объявлены в розыск. А члены банды тем временем, узнав о том, что следствие вышло на них и арест неизбежен, скрылись с территории Нижегородской области. Местом своей дислокации выбрали город Орск Оренбургской области. Одного из главарей возьмут в мае 2000 года, а пока бандиты готовились к новым налетам. Вооружались - приобретали ножи, кастеты, прикупили пистолет и ружьишко шестнадцатого калибра, вербовали новых членов.

С февраля "боевые" действия бандитов возобновились. Город Орск сотрясла серия дерзких ограблений. Как и в Нижегородской области, так и здесь жертвами изуверов становились пожилые люди, которые в силу своего возраста и здоровья не могли оказать сопротивления. Обирая стариков и старушек, не брезговали мелочами: попался пуховый платок - взяли платок; несколько килограммов риса - взяли рис...

Несмотря на арест одного из главарей, второй развил лихорадочную деятельность. Теперь бандиты приторговывали героином, продолжая разбои...

Между тем в камеры следственных изоляторов попадали все новые и новые члены банды, пока, наконец, в августе прошлого года не был задержан последний из них.

Показания давали охотно. Единственное затруднение, пожалуй, было в том, что все они были безграмотны и строчки по-русски прочитать не могли. На следствии всплыла тайна сгоревшего дома в деревне Малое Песочное. Пожилых сестер задушили веревкой после того, как они указали, где спрятаны сбережения; сложили трупы на кровать, облили заранее принесенным бензином и подожгли.

Свои налеты планировали. Выбирали дома на отшибе, выбирали после тщательной разведки, которую проводили торгующие цыганки. Где кто живет, есть ли денежки, кто из соседей может прийти на помощь. К вечеру подъезжали на электричке, хоронились в лесу и ночью, переодетые, в масках, полуночными демонами появлялись на притихших окраинах деревни.Как правило, вначале блокировали входные двери, двери соседей, затем выбивали окна и вламывались...

Утром, обычной своей толпой, с узлами спокойно уезжали.

Следствие завершено. Областной суд вынес приговоры. Но это уголовное дело по своим масштабам, по тому необычайному цинизму, с которым совершались преступления в отношении заведомо беспомощных людей, навсегда останется в памяти не только тех, кто так или иначе соприкоснулся с ним, но и в криминальной летописи Нижнего.

Душегуб

В ночь с 11 на 12 октября 1997 года три человека были зарублены топором в помещении магазина "Юный техник" на улице Коминтерна. Двое сторожей и один рабочий.

Директор Лосева приехала в 8.25. Бледная, с поджатыми губами она прошла внутрь сквозь начавшуюся собираться толпу. При входе в зал лежал мертвый Рощин. За перегородкой у опрокинутого табурета находился муж Лосевой, оставшийся в эту ночь дежурить в магазине. Он был еще жив и что-то невнятно, в бреду говорил. В торговый зал вела дорожка окровавленных следов. Напротив отдела "Культтовары" лежал в луже крови Малоушкин. Вся голова его была превращена в месиво.

Потрясло изуверство, с которым было совершено это массовое убийство, совершенно нетипичное для такого относительно тихого и небольшого района, как Московский. Разъяренные убийцы, или убийца, нанесли множество рубленых ран пострадавшим, от которых двое скончались на месте, третий был доставлен в реанимацию.

Два месяца следствие безуспешно пыталось выйти на преступников. Проверялись связи потерпевших: может, кто из их дружков пошел на грабеж - ведь похищена импортная аппаратура на сумму в 3 620 рублей. Но потерпевшие со всех сторон характеризовались положительно. Значит, в ту ночь в магазине были чужие.

Шли нескончаемые допросы свидетелей, отрабатывалась оперативная информация. Среди моря свидетельских показаний вдруг промелькнуло сообщение - двое местных парней спешно сбывают аудиотехнику, похожую на ту, что похитили из магазина. Но, увы, одна из примет нашего времени - дешевая китайская штамповка, заполонившая отечественный рынок, не имеет серийных номеров, что крайне затрудняет поиск похищенного, а следовательно, и выход на сбытчиков.

В ряду нескончаемого потока опрашиваемых промелькнул молоденький невзрачный паренек - Алексей Соколов. Он был несловоохотлив, вяло пожимал плечами и ничего интересного следователям не сказал. Выяснилось, что он употребляет наркотики, родители его сильно пьют. Но за это к уголовной ответственности не привлекают. Однако, на всякий случай, в оперативной разработке его оставили.

В районной прокуратуре редко бывает, чтобы следователь спокойно и сосредоточенно занимался одним делом, пусть даже таким сложным. Следователь Валерий Бабурин, юрист первого класса, который вскоре получил "зависшее" уголовное дело, также занимался и другими тяжкими преступлениями. В том числе зверским убийством пожилой женщины в доме на улице Победы. Она лежала за обеденным столом с двумя ножами в спине. Добили ее третьим, который валялся рядом. Труп 11 декабря обнаружил Дмитрий Фролов, сын убитой. К этому времени тело пролежало в квартире уже девять суток. О парне было известно, что он не прочь побаловаться наркотой вместе с подружкой Жанной и в друзьях у них все тот же Соколов. Дактилоскопическая экспертиза подтвердила, что отпечатки его пальцев есть в квартире убитой.

- Ну, и что? - говорил дознавателям Алексей. - Мама моего лучшего друга, я, конечно же, бывал у них в гостях. Что тут особенного?

Так второй раз скромному обаятельному пареньку, которому едва исполнилось 22 года, удалось ускользнуть от нависшего над ним меча правосудия.

Ненадолго. 4 января его лучший друг Дима стоял на остановке со своей подругой возле дома покойной матери, когда увидел Соколова, выходящего из подъезда с большим белым мешком. Два таких мешка мать хранила на балконе.

- Ты откуда, Леша? - заподозрил неладное приятель.

Соколов замялся, пробормотал что-то несуразное, и, сославшись на спешные дела, ушел.

Молодые люди сразу же поднялись в мамину квартиру, где обнаружили пропажу некоторых вещей и того самого белого мешка. Дима побежал в милицию.

В тот же день Алексей Соколов был арестован. Результаты сличения отпечатков пальцев в доме убитой Фроловой и в торговом зале "Юного техника" совпали! Вне всякого сомнения, той роковой ночью Соколов присутствовал при убийстве сторожей.

Алексея взяли в жесткий оборот.

Пока он мямлил на допросах, все отрицал и по капле ронял признания, 9 января следователя Бабурина поставили в известность о новой жуткой находке. В одной из квартир дома № 37 потрясенные родители обнаружили задушенной свою двадцатилетнюю дочь Настю.

Ее убили приблизительно 28 декабря. 27 декабря Настя заходила к отцу на работу, красивая в своей новой дубленке, и сказала, что Новый год она встретит со своим женихом у подруг. Подруги заходили к ней, звонили, стучали, ее жених оставлял в двери записки - мол, куда ты пропала, все тебя ждут, надо обговорить, как встретить Новый год. Она была от них всего в нескольких метрах, но уже неживая.

И опять дактилоскопическая экспертиза нашла в квартире девушки отпечатки Соколова! Теперь у Валерия Бабурина исчезли последние сомнения в том, что перед ним серийный убийца.

Под давлением неопровержимых доказательств Алексей начал давать показания. Но как! Заглядывая в лицо следователю, просил дать ему любой наркоты, хоть что-нибудь, любых "колес", тогда он все скажет, покажет, кому сбывал вещи - за ним числилось еще две кражи, расскажет о преступлениях двоих своих дружков.

Все его показания проверялись неоднократно. По делу Соколова пройдет свыше 90 свидетелей, будет проведено около 50 экспертиз!

И только в результате этого длительного кропотливого труда, в котором принимали участие все следователи Московской прокуратуры, стала в мельчайших подробностях вырисовываться жуткая картина преступлений, содеянных этим тщедушным пареньком.

11 октября в шесть вечера перед закрытием магазина он прошел в торговый зал. Там шел ремонт, поэтому он без труда спрятался за одним из стеллажей. Продавцы, запиравшие магазин, не удосужились как следует осмотреть помещение, да и чего было опасаться, когда в ночную смену оставались двое сторожей и один рабочий - они решили потрудиться и вечером.

В 4 утра Алексей выбрался из укрытия и приблизился к радиотоварам. С витрины взял автомагнитолу, но тут его окликнул Малоушкин.

- А ты чего тут делаешь? - удивился он.

Соколов понес какую-то чушь, а сам стал лихорадочно соображать, как бы ему выкрутиться. Дальше, в торговой секции, огороженной решеткой, находилось еще двое. Рощин спал на плитах ДСП, Лосев дремал, сидя на табуретке.

Малоушкин направился к товарищам. Медлить нельзя было ни секунды. Ночной вор схватил с прилавка молоток и сзади ударил сторожа по голове. Тот обернулся, по лицу его текла кровь. В отчаянии он пытался схватить убийцу за руки, но тот колотил и колотил его по голове, по лицу молотком, пока, наконец, Малоушкин не опустился на пол.

Все произошло слишком быстро, чтобы остальные, уставшие от работы и сморенные стаканчиком водки, смогли прийти в себя и хотя бы спасти свои жизни. Соколов бросил молоток, и взгляд его упал на витрину стройматериалов. Он кинулся к ней, выбрал топор и вбежал к оставшимся.

Три удара по затылку свалили Лосева, и "мясник" принялся за Рощина, который даже не смог приподняться.

Когда затих последний стон умирающих, Соколов вернулся к лежащему ничком в луже крови Малоушкину и еще несколько раз хладнокровно рубанул его по голове. Только затем принялся набивать сумки аппаратурой.

В шесть утра он позвонил в дверь своей квартиры. Открыла мать и опешила от его вида: он был весь забрызган кровью. Оттолкнув ее, он прошел в ванную, там долго мылся, затем простирнул одежду.

Нервы его были на взводе и, несмотря на ранний час, он поспешил к приятелю Нефедову, рассказал о ночной бойне, потом позвал к себе и дома показал сумки с товаром. На ближайшие недели наркотой они были обеспечены.

Тайны из своих подвигов Алексей не делал. Похвастался и Димке Фролову, и Жанне. Почти все его друзья знали, кто стоит за бойней в "Юном технике". Разумеется, никто из них не побежал в милицию. Выражаясь их словами, это было бы "западло". Еще пример полнейшего равнодушия. Жанна так отвечала следователю:

- Слышала, но меня, кроме собственной судьбы, ничего не интересует.

Да, если бы Дима донес на друга, он был бы стукачом, предателем, все товарищи от него с презрением отвернулись бы. Но если бы он это сделал, его мать была бы жива!

Второго декабря в десять утра "мясник" заглянул к Фроловой. Не просто так. Дима проговорился, что мать продала свою квартиру в каком-то районе и выручила за нее несколько тысяч баксов. Соколов не знал, что эти денежки друг хранил у себя, он полагал, что они все еще у Надежды Петровны.

После убийства он обшарил всю квартиру, но долларов не нашел. Тогда скатал два ковра, набрал посуды, не погнушался даже чайными ложками.

Он вернулся к убитой на следующий день (не пропадать же добру!), заглянул еще через несколько дней. Подыскал покупательницу на холодильник Фроловой!

Тетка вместе с носильщиками зашла в квартиру, брезгливо принюхиваясь, - пахло тошнотворной гнилью, - прошла на кухню, проверила холодильник,потребовала паспорт на него. Соколов вошел в зал, где за столом все еще лежал труп несчастной, отыскал в серванте документ, вынес его. И счастливая покупательница потащила приобретение к себе.

В этом юноше с пустыми от постоянного употребления наркотиков глазами уже ничего человеческого не оставалось. Он так и говорил следователю:

- Если бы меня не арестовали, я убивал бы и убивал. Я перестал бы убивать, если бы только оказался на необитаемом острове.

Он и убивал. 28 декабря зашел к знакомой Полшковой, ударил ее в лицо и, когда она упала, задушил поясом от ее же халата. А потом ходил к ней в квартиру и выносил вещи.

Перечень статей, по которым Алексей Соколов привлекался к уголовной ответственности, занял в обвинительном заключении шесть строк! Областной суд приговорил его к двадцати пяти годам лишения свободы. Божий суд оказался куда жестче - врачи признали у него тяжелую форму туберкулеза легких.

Читать дальше

"Крестная мать"

Две сестренки, Юля и Лена, поссорились с мамой и убежали из дома. Жили они в небольшом поселке, а рядом, огромный и богатый, раскинулся город, в котором можно было попытать счастья. Нижний Новгород не принял беглянок. Ночевали они в подъездах, лифтовых, где придется. Попрошайничали, караулили у киосков сердобольных людей, выклянчивая "рубль на хлебушек". Таковы отвратительные штрихи современной жизни, к которым мы, кажется, начинаем привыкать.

Мир не без "добрых" людей. Как-то познакомились они с симпатичной девушкой Катей, и та взяла их к себе на квартиру. Пожить, пока отношения с мамой у сестренок не восстановятся. Катя работала проституткой и сама себя обеспечивала. Юля с Леной наглядно убедились в том, что для сытой жизни не обязательно хорошо учиться в школе.

Знаменитое Канавино. Улица Советская - от Московского вокзала до гостиницы "Центральная". Обычный маршрут для этих девчонок, которым не было на тот момент даже четырнадцати. По три-четыре клиента за вечер.

На допросе Катерина Меленина показала, что "девочки стали куда-то уходить, затем возвращались за полночь с едой и деньгами". Якобы она, невинная душа, понятия не имела, чем ее юные гостьи занимались.

Очень сильно Катерина испугалась, когда однажды в квартиру постучали пьяные парни и потребовали малолеток. Видно, Лена с Юлей рассказали клиентам, где их можно было aнайти. Меленина была не только симпатичной девушкой, но и умной: мигом сообразила, что эти несовершеннолетние потаскушки подведут ее под статью. И выдворила сестер.

На том же многолюдном пятачке, вокзал - гостиница, подобным ремеслом занималась и некая Виктория Рудакова. Выйдя из колонии в апреле 1998 года в двадцать семь лет, она осталась без жилья и без работы. Надо было как-то выживать в этом сложном мире, и Вика принялась торговать тем, чем ее наградила природа - своим телом.

Весна, лето - самый сезон для нижегородских проституток мелкого пошиба. Но и конкуренция в это время высокая. Вика приметила двух замарашек, которые шли нарасхват у мужиков. Познакомилась с ними, благо частенько стояли на одном и том же месте - трамвайной остановке "Сад им. 1 мая". Слово за слово, узнала их нехитрую биографию.

Сестрам Вика понравилась. Не пьянь какая-то, прилично одета, не курит, с пониманием, в жизни разбирается. В общем - подружились.

Когда приблизились холода, Рудакова, снимавшая квартиру, пригласила девчонок к себе. И, как значится в показаниях, "путем уговоров, обещаний легкой жизни и материальных благ, используя личный авторитет", Вика предложила им работать совместно.

Юля с Леной вошли в новую жизнь. Умытые, приодетые, девчонки теперь жили в квартире, это тебе не в подъезде на корточках ночь коротать, питаться стали регулярно. Проблему договариваться с клиентами взяла на себя их "мамочка". Крутая, хваткая. Заплатил, пользуйся, нет денег, проходи мимо.

Представляете, как дочки порадовали свою маму, когда приехали в свой родной поселок. Рассказали ей, что наконец-то им повезло, устроились на работу распространителями печатной продукции, у них очень хорошая начальница.

А своим подружкам, которые все еще, дурочки, сидели на уроках, писали сочинения, да решали скучные задачки, расписали все прелести своей новой жизни. Сколько вы имеете? Рупь в день на пирожок в школьном буфете? А я вот и "сникерсов" куплю себе сколько угодно, и кофточку, и даже джинсы. Да не надо было рассказывать, подружки все сами видели. И Наташа Синицына, которая училась в спецшколе с физико-математическим уклоном, тоже решила присоединиться. Только на каникулах, подработать, иначе родители что-то заподозрят.

"Мамочка" с удовольствием приняла пополнение. Дело раскручивалось с таким успехом, которого она даже не ожидала. Малолетки у пресыщенных мужчин шли с особым успехом. За вечер каждую девочку она продавала по три-четыре раза. Брали в сауны, в офисы, везли на квартиры. Девочки шли по 150-250 рублей за час.

Вика сняла новую квартиру у метро "Пролетарская". Семья постоянно увеличивалась - появлялись новые семи-, восьмиклассницы, как, например, Евдошина и Развилкина, которые приезжали на два-три дня "подзаработать". Дисциплину "мамочка" поддерживала твердую. На квартире не то что пить, курить запрещала. Никаких мужиков. Работа только на выезде. Девочек деньгами не баловала. Давала немного на личные расходы, на дискотеку, мороженое.

Гнойное пятно детской проституции расползалось. Следствием твердо установлено пять несовершеннолетних, которые находились "под опекой" Рудаковой. Но были и другие, выражаясь юридическим языком, "неустановленные лица, не достигшие тринадцати лет".

Вряд ли эти "неустановленные" девочки, как впрочем и установленные, бросили бы свои семьи, школу и кинулись в проституцию. Элементарный страх бы остановил. А что со мной сделают эти дяденьки? А вдруг изобьют, искалечат, а где найти порядочного, чтобы не унизил, заплатил. Тысячи вопросов остановят подростка! А тут приезжают рудаковские воспитанницы и радостно сообщают - беспокоиться не о чем, все культурно, пристойно, отвезли на красивой тачке, привезли обратно, "мамочка" в обиду не даст и заплатит хорошо - хорошо по меркам неизбалованного подростка. Никаких проблем!

И снимались последние препятствия перед прыжком вниз.

Проблемы все же возникали.

На квартиру приехала мама Юли и Лены. Посмотреть, как живут ее доченьки, как они распространяют журналы и газеты. Рудакова не стала обманывать ее, и та сама все увидела. Постучали ребята, зашли, выбрали ее детей и увезли. Девочки вернулись поздно и сразу же легли спать. Мать просидела всю ночь на кухне одна, ничего не сказала. Утром поднялась, постаревшая лет на двадцать, и уехала. Затем, конечно, приезжала не раз, скандалила, но уже ничего не могла поделать с дочерьми, вкусившими "сладкую жизнь" путанок.

Развилкина Аля стала пропускать занятия в школе, потом пришла с подружкой Евдошиной и сказала маме, что их класс едет на несколько дней на экскурсию в Дивеевский монастырь. Маленькие обманщицы знали, во что уж точно поверит родительница и отпустит. А куда на самом деле отправились детишки, мы догадываемся.

История притона с несовершеннолетними закончилась в феврале 1999 года. "Крестную" мать вместе с подопечными взяли прямо на остановке около полуночи, когда она предлагала свой живой "ассортимент" проезжавшим мимо водителям. Вика испугалась, назвала вымышленную фамилию, утаила адрес и была помещена в приемник-распределитель для установления личности.

Назвать себя все-таки пришлось, как и адрес квартиры, которую она снимала для своей "семьи".

Но она еще долго не понимала, за что ее наказывать. Даже на суде недоумевала. Вытащила девчонок из грязи, обула, одела, кормила, заботилась о них. За что пять лет лишения свободы?

Все неудачливые путаны теперь живут дома, в своих семьях. Ходят в школу, круглым детским почерком пишут в тетрадках домашние задания. Разумеется, все имена и фамилии нами изменены, чтобы тот позор и горе, которые вошли с легкой руки "крестной матери" в их дома, остались личной тайной и не помешали вернуться им в нормальную жизнь.

Конец банды Серова

Помещение для охраны оптовой базы на улице Торфяной в Сормовском районе было настолько маленьким, что когда туда ворвались двое бандитов, дежурный милиционер не успел среагировать - он только поднял голову, как мгновенно получил удар ногой в лицо. Вместе со стулом завалился на пол. И тут же в грудь ему влепили дробовой заряд из обреза. Когда пороховой дым развеяло, милиционер приподнялся - на нем был бронежилет, и часть дроби лишь изрешетила плечо. Один из бандитов, Климов, потрошил кассу, - взяли тогда 120 тысяч рублей, - другой, Серов, снял с милиционера автомат, радиостанцию, вынул из кобуры пистолет.

Климов выскочил из кассы с тяжелой сумкой и крикнул:

- Добить мента надо!

Вдвоем они принялись избивать ногами охранника, затем приставили к его голове обрез и спустили курок. Выстрела не последовало - осечка! Потом эксперты подтвердят, что ствол был доработан и вероятность осечки действительно была велика.

Черт с ним! Выскочили на улицу, где на такси их поджидал сообщник, и скрылись.

Захваченный автомат потом заработает на набережной Федоровского. И еще как заработает! Но пока бандиты, совершавшие по городу десятки разбойных нападений, были неуловимы и недосягаемы для правоохранительных органов.

В том трагическом для многих 1999 году в милицейских сводках стали фигурировать эпизоды разбойных нападений во многом схожие между собой. В офисы фирм врывались двое-трое в масках, вооруженные, всегда в тот момент, когда там присутствовала крупная сумма наличности; всех клали на пол, прихватывали деньги и скрывались. Если им приходилось стрелять, то стреляли с беспощадной решимостью, заимствуя приемы из голливудских боевиков.

Так, при налете на фирму оптовой торговли в Ленинском районе, один из сотрудников, в прошлом военный, пытался оказать сопротивление. Его поставили на колени, лицом к стене и выстрелили из обреза в затылок.

Кульминацией деятельности банды Серова и одновременно ее концом стало вооруженное ограбление рекламного агентства "Символ" на набережной Федоровского 31 августа 1999 года.

Готовить ограбление серовцы стали за месяц. Изучали подходы, места отступления. У одного из бандитов в агентстве работал родственник, он то и сообщил информацию,  в какие дни поступает в кассу наличность.

А между тем налетчики и не подозревали, что вот уже как три месяца опера РУБОПа ведут за ними наблюдение. Главарь банды Серов не входил в криминальные структуры Нижнего, не отстегивал деньги в воровской "общак" и по существу являлся, как ныне выражаются, "отморозком". Поэтому впрямую выйти на него было чрезвычайно трудно. Да, его подозревали в организации вооруженных налетов, впрочем, как подозревали и другие криминальные группы.

Накануне, следовавшие неотступно за Серовым негласные сотрудники потеряли его в лабиринте фирм в многоэтажном здании на Федоровского. Поэтому цель бандитов до последнего часа оставалась неясна.

Серов не только сам побывал лично на месте будущего налета, на рекогносцировку отправил и своих подчиненных. Некий Малов побывал в "Символе" якобы для того, чтобы сделать заказ на партию визитных карточек.

Час "Х" настал. Во второй половине дня 31 августа, они подъехали к зданию на машине, вооруженные двумя обрезами и короткоствольным автоматом АКСУ-74. Прошли в цокольный этаж, который занимала фирма, подождали сотрудника, который, ничего не подозревая, открыл кодовый замок двери, и стали спускаться за ним по короткой лестнице, одевая черные маски.

В коридоре заорали:

- Всем на пол!

Поднялась суматоха, люди стали выскакивать из кабинетов, на них обрушивались удары прикладов. Вышли из своих кабинетов президент агентства и его заместитель. И на какую-то секунду они встали на одну линию. Серов, прокладывая себе автоматом дорогу к кассе, ударил одного непокорного стволом и непроизвольно нажал на спусковой крючок. Грохнул выстрел. Пуля, выпущенная с такого короткого расстояния, навылет прошла через президента, пробила запястье заместителя и попала ему в живот, расплющившись о позвоночный столб. Оба рухнули как подкошенные.

В кассе женщины спешно баррикадировались, однако серовцам удалось выбить дверь. Чтобы припугнуть сопротивлявшихся, Климов шарахнул из обреза поверх голов, и одной из сотрудниц дробь попала в темечко.

В кассе взяли пять тысяч долларов, три тысячи дойчемарок и пятьдесят девять тысяч рублей! Да еще сняли с сотрудниц золотые украшения.

В тот же самый час рубоповцы прочесывали окрестности набережной. И один из оперативников проходил мимо окон цокольного этажа. Сквозь стекла он увидел лежащих на полу женщин. Тут из двери многоэтажки выскочили налетчики. Серов был одет в короткую куртку, поэтому автомат он передал Климову, который щеголял в длинном кожаном плаще.

- Стоять, милиция! - опер выхватил "макаров".

Бандиты кинулись врассыпную, Климов выхватил из-под полы плаща автомат и ударил в ответ длинной очередью. Однако бесстрашный рубоповец оказался проворнее. Увернувшись, он всадил в бандита пять пуль. Тот, падая, все еще продолжал палить, пока несколько раз рукоятка пистолета не опустилась ему на голову.

Итог неудачного налета был страшен. Двое убитых, истекающий кровью налетчик, раненые.  Несколько человек получили сердечные приступы. Одна за другой машины "скорой помощи" с воем сирен мчались на набережную.

На месте преступления было арестовано три человека. Климов лежал после тяжелейшей операции в реанимационном отделении и надежды на то, что он придет в себя, было мало. Вскоре прошел слух, что он умер. И тогда Серов принялся вешать на сообщника все убийства.

Климов не умер, когда он пришел в себя, то от второй операции на ноге, в которую попали две пули, отказался. Тогда Государственная дума принимала закон об амнистии, под которую подпадали инвалиды. Началась гангрена, ногу пришлось ампутировать полностью. Но к тому времени из закона вычеркнули строчку об инвалидах. Жертва оказалось напрасной.

Бандитов взяли на одном эпизоде. Следствию, которое повела городская прокуратура, удалось доказать причастность новоявленных гангстеров еще к 19 разбойным нападениям!

Серовцы договорились с одной нижегородской предпринимательницей на сделку в городе Балахне. Там ее завезли на окраину, загнали в пустующую баню и отобрали двадцать тысяч рублей. Дама в слезы, и стала объяснять, что деньги она взяла в долг, и теперь ее за такую сумму убьют. Серов, как настоящий разбойник, оказался сентиментален и вернул предпринимательнице десять тысяч рублей. Правда, он же был и тем бандитом, который разрядил ружье в затылок сотруднику фирмы из Ленинского района. Картечь тогда кучно попала в шею, срезала потерпевшему пальцы на левой руке, но он остался жив и потом на суде давал показания!

Налетчики сидели по разным камерам и писали явки с повинной. И писали, поскольку не смогли договориться, о разных налетах. Всплыл и тот случай ограбления сормовской оптовой базы, когда был жестоко избит и чудом спасся от смерти сотрудник милиции. Когда следствие стало разбираться с этим преступлением, то обнаружилось, что по тому делу уже арестован человек, дал признательные показания и дело вот-вот будет передано в суд!

Причем, этого бедолагу не просто запугали и он подписал самооговор, нет! Основанием к обвинению послужили следующие доказательства: на верхней одежде арестованного были найдены продукты сгорания пороховых газов и под ногтями волокна от ткани, которая обтягивает пластины бронежилета...

Городская прокуратура путем тщательного расследования устанавливает, что куртка была приобретена совсем недавно у одного работяги с вредного производства. А химические испарения там схожи с продуктами сгорания пороха! Что касается следов от броника, так оперативники надели на бедолагу бронежилет и подвергли экзекуции, во время которой он и пытался его снять!

Надо отдать должное высокому профессионализму следователя. Разрабатывают эпизод разбойного нападения на предпринимателя в Варнавинском районе! Выезжают туда, а там уже давно двое "негодяев" признались в налете и покорно ждут судебного заседания. Привозят под охраной серовцев.

- Они? - спрашивают ограбленного купца.

- Нет, те двое, которых я уже опознал.

И твердо стоит на своем. В рамках дополнительного расследования (а это уже отдельная трудоемкая работа) находят солдатика из Мулинского гарнизона, который обеспечивает железное алиби "негодяям" - он их видел в тот день совсем в другом месте!

Один из попутных итогов следствия - трое невиновных были выпущены на свободу.

Пятнадцать месяцев шло следствие. На скамью подсудимых направлено десять человек. Младшему 19 лет, старшему 40. Выявлены межрегиональные связи бандитов. За их плечами налеты и в Ярославской области.

Срока они получили весомые - от десяти до двадцати лет лишения свободы.

Смерть "националиста"

Четыре года убийца гулял на свободе, пока, наконец, в июне 2000 года не был осужден на девять лет лишения свободы. Все четыре года о том, что Андрей Белый принимал участие в убийстве, знали все его приятели и соседи, знали в милиции, но доказать не могли. Лишь после того, как в расследование вмешались самые профессиональные следователи Автозаводской прокуратуры, следствие было завершено в месячный срок и направлено в суд.

Уголовное дело № 21116 уникально хотя бы уже тем, что объем обвинительного заключения по нему не меньше, чем по какому-нибудь заказному убийству. А всего-то - два мужика убили соседа по коммунальной квартире...

Бойтесь коммунальных квартир. В них на "почве личных неприязненных отношений" погибло народу больше, чем в ходе двух чеченских кампаний.

Этой трехэтажки на проспекте Ильича уже нет. Снесли недавно. А всего лишь четыре года назад жизнь в доме № 25 била ключом, особенно в квартире с жутковатым номером 13.

В трех комнатах проживали пять человек, и все они были достойны друг друга. Никто из них не работал, все любили оттянуться от души, все были гостеприимны, и вся пьянь с округи тянулась в тринадцатую квартиру.

А 21 июля 1996 года был особый повод. Самый авторитетный из этой компании, каменщик ООО "Стройсервис-2" Андрей Белый получил зарплату, полторы тысячи рублей. Андрей был ранее судим по 108 статье - нанесение тяжких телесных повреждений. Силой мужик обладал неимоверной - вспылил, и так пнул по ноге соседа по двору, что у того нога чуть не отвалилась. В прямом смысле - открытый перелом голени!

Но его не только боялись, но и нежно любили, поскольку, как говорят, душа у него была "в гармошку" - один не пил, угощал всех. Так и на этот раз: на шесть человек гостей Белый выставил двенадцать бутылок водки.

Выпивают, закусывают, за жизнь говорят. Ну, а поскольку Белый авторитет, ему на эту самую жизнь стала жаловаться Колосова, мать приятеля Левцова. Приехал сыночек, стал жить у меня, сожителя моего выгнал. Белый за даму всегда готов заступиться. Пригнул голову Левцова и давай щелбаны ему ставить, воспитывать, разъяснять, как с родительницей нужно обращаться.

И тут на свою голову в воспитательный процесс вмешался сосед Лямкин. Странный тип. Судимый, алкоголик, имел привычку нагишом перед соседями расхаживать. Он же не мог усидеть у себя в комнате, когда в двух шагах от него наливают! Выскочил в трусах, примостился к столу, одну рюмашку выпил. Еще бы одну вдогонку пропустить, а тут экзекуция началась. Ну, по простоте душевной и ляпнул:

- Хватит вам разбираться, давайте лучше выпьем!

Все с интересом повернулись к нему: стоит мужику налить, так он уж и командовать начал.

Белый даже не нашелся что сказать, молча так хватил Лямкина по морде, что тот "из тапочек выпал". Лямкин мигом поднялся с пола и убежал. Но душа у него горела. От того, что не допил, от того, что кулаком по лицу получил. Скинул трусы и стал дефилировать в чем мать родила по коридору. На Белого он ругаться не посмел, а вот на Левцова, который, гад, провинился и тем самым пьянку испортил, разорался:

- Удмурт проклятый, вас, удмуртов, скоро всех удавят!

Надо заметить, что Левцов по национальности был действительно удмуртом, и великорусский шовинизм Лямкина его оскорбил. Однако хозяином являлся здесь Белый, который тоже не потерпел разжигания национальной розни. Вывели они вдвоем националиста Лямкина на общую кухню и отдубасили там. Затем Левцов оттащил потерявшего сознание соседа в его комнату и бросил на диван. Все мы живем в многонациональной России и экстремистов не потерпим...

Били сильно. Переломы ребер, кровоподтеки, и самое тяжелое - разрыв брызжейки тонкого кишечника. Лямкин стал умирать. Жаловался на сильную боль в животе, выполз голым на площадку этажа и там прижался животом к холодному цементу. Его втащили обратно в квартиру и продолжили пьянствовать. В девять утра следующего дня ему вызвали "Скорую помощь". А фельдшеры "скорой" сейчас так же демократичны, как и все государство. Хочешь умирай, хочешь лечись. "Поедешь в больницу?", - вежливо поинтересовались у Лямкина, который медленно погибал от внутреннего кровоизлияния. "Нет". Откуда ему было знать, что он умирал, ведь умирал-то он в первый раз. "Ну, на нет, и скорой помощи нет", - ответили доктора, вкололи ему обезболивающий укол, чтобы не так бедолага мучился, и спокойно уехали.

Как было отмечено в обвинительном заключении, "не исключается возможность, что при оказании Лямкину своевременной квалифицированной медицинской помощи, жизнь его могла быть спасена". В полдень пострадавший скончался.

Понятное дело - милиция, следствие. Кто бил, чем бил, как бил. С перепугу вначале все друг друга заложили. А потом оправились, стали трезво размышлять - групповуха ведь получается. Ох, как много дадут. И тогда, словно Кутузов перед сдачей Москвы, Белый,  которому сидеть за какого-то алкоголика сильно не хотелось, собирает всех тех, кто был тем вечером в тринадцатой квартире, во дворе на пеньках. И держит речь. Кого Лямкин обзывал? Левцова. Кого видели, как он тащит избитую жертву в комнату? Левцова. Кто у нас приезжий, рос без отца и без матери, сирота, можно сказать? Левцов. Так что, давай Левцов, иди-ка ты паровозом. За групповуху дадут много, а так с учетом всех смягчающих обстоятельств, годика четыре, не больше. Отсидишь честно, а мы тебя встретим, как родного. А так придется сидеть двоим и лет по десять.

Доводы были настолько убедительны, авторитет Белого настолько непререкаем, что Левцов опустил голову и явился в милицию с повинной. И уголовное дело пошло как по маслу. Тем более, что все свидетели изменили первоначальные показания и стали дружно кивать на Левцова - именно он замочил соседушку.

На четыре года рассчитывали участники дворового совещания, Левцову "безжалостный" судья влепил по максимуму - десять лет!

Осужденный был в шоке, когда оправился, стал писать жалобы.

Дело было запущенным. Был момент, когда прокуратура решила даже отказаться от уголовного преследования Белого. Но отметим работу оперативников Автозаводского угро, особенно капитана милиции Лепешкина.

В этой компашке оказался один человек, который не топил Левцова, не лгал, который прямо говорил о соучастии и лидерстве Белого в убийстве. Недавний знакомый младшего брата Белого - Басинский, который присутствовал на кухне при избиении. А Басинский не мог солгать. Он неделю назад вышел из зоны, где отсидел много лет за убийство. Он даже на свободную жизнь не успел взглянуть, как влип в такую передрягу.

Братья Белые устроили за ним настоящую охоту. Избили, чтобы он отказался от своих показаний, угрожали убить. Басинский скрылся. Казалось, реальный свидетель потерян навсегда. И тогда следственная группа вычислила его местонахождение по месту рождения. Точно: он уехал в Сергач, там уже успел за эти четыре года совершить ряд краж и благополучно уйти в зону на вторую отсидку. На зоне его и нашли. Свои показания он подтвердил.

17 января 2000 года Белый был арестован, и ему было предъявлено обвинение в умышленном нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть потерпевшего. Приговорен к девяти годам лишения свободы.

Частная лавочка

В ночь на 31 января 1999 года в частной сауне в доме на Сормовском шоссе были застрелены 8 человек. Убитых захоронили, а оперативников УВД и работников Московской прокуратуры заинтересовало странное обстоятельство: откуда в жилом доме появилась частная сауна? И не только сауна - к горячему пару подавались не менее горячие девочки. Об этом еще с мая прошлого года знали в УВД, когда оперативники под видом посетителей проникли с видеокамерой в этот притон и зафиксировали его деятельность. Тогда дело о содержании притона как-то заглохло и всплыло лишь в связи с массовым убийством.

Итак, о хозяевах. По документам квартирой владел некто Чернобровкин, человек сказочного везения. 1 апреля 1996 года он устроился на медленно умирающее оборонное предприятие ОАО "Эра", которое по полгода не выплачивало своим работникам зарплату и треть своих площадей сдавало в аренду, чтобы как-то выжить. 22 апреля Чернобровкин получил трехкомнатную квартиру в Сормове!

В прокуратуре работают люди, которым по закону положено во всем сомневаться, и этот "счастливый" случай привлек их внимание. Во время следствия, которое вел старший следователь ГУВД по особо важным делам капитан юстиции Н. Козурист, была устроена беспрецедентная комплексная правовая проверка ОАО "Эра", которую возглавили два помощника прокурора Московского района - Елена Базурина и Лариса Козина. Подключили налоговую полицию, отдел по борьбе с экономическими преступлениями Московского РУВД, судебных приставов. Проверили около 700 квартир, принадлежащих "Эре"! Многие из них уже по 7-8 раз поменяли хозяев.

Картина вскрылась неприглядная, и если у кого из читателей есть раздражение против новых хозяев жизни, то им лучше не читать дальше, чтобы окончательно не впасть в уныние.

Генеральный директор ОАО "Эра" Помялов по своему характеру не мог пропустить золотого времени безоглядного разбазаривания родной страны. И чтобы собственность "Эры" не присвоили другие, стал присваивать ее сам. Одну из квартир через посредников продал за 8 тысяч долларов, другую вложил в дело с помощью своего ловкого заместителя Никитина. Как-никак сауна давала, по некоторым сведениям, до 30 тысяч рублей дохода!

Деятельность директората была поставлена широко. В свое время куда-то канул солидный кредит федерального казначейства - проверка обнаружила его так называемое нецелевое использование; большинство заместителей Помялова с его благословения создали свои коммерческие структуры, обосновались на родных заводских площадях и, естественно, с оплатой аренды не торопились. Так задолженность арендаторов на 16 марта 1999 года в 2,5 раза превышала задолженность по зарплате! Причем эти предприятия-должники входят в совет "Эры"! Конечно, если сам себе должен, можно и потерпеть. А то, что 700 работников по их милости вынуждены с хлеба на воду перебиваться, так это замов не волновало.

Схему типичного обогащения в наши дни можно легко просмотреть, если пристально вглядеться в отношения Помялова - Никитина. Никитин из заместителя вырос в начальника жэка "Эры", и потом создал на его основе ООО "Дом".

Никитин был настоящим хозяином "Дома" - справедливым, строгим, иногда даже чересчур. Порядки он там установил не хуже, чем на демидовских рудниках XVIII века - в трудовые соглашения включил пункты "за опоздание или преждевременный уход с работы - штраф, за прогул штраф, размер которого (!) определяется администрацией". Работника могли даже запросто уволить за "создание конфликтной ситуации с администрацией, вышестоящими или сторонними организациями". Это шедевр законотворческой деятельности! Никитин либо вообще не знал, что такое КЗОТ, либо его переработал применительно к нашему времени.

Правила Никитин устанавливал для других, сам же, изнуренный тяжким трудом, получив по сговору со своим патроном "эровскую" квартиру, переоборудовал ее под сауну и неоднократно там отдыхал с Помяловым. С девочками или без - в интимную жизнь удачливых "бизнесменов" мы не лезем.

Вначале сауна не пользовалась популярностью. С 1997 года по 1998 год доход от нее был небольшой, народ парился редко, видимо, пар не так греет кровь, как горячие девочки. Тогда Никитин с бывшей своей сотрудницей организовал в сауне небольшую дополнительную услугу - к венику клиент мог получить проститутку. Набрали номера телефонов девочек по вызову, дали объявления в газеты, и народ хлынул! Семь проституток на следствии подтвердили свое сотрудничество с притоном. Любопытно признание одной из них: "Я оставила свой телефон, чтобы вызывали только в дневное время, поскольку у меня муж и ребенок".

На этом "предприятии" был налажен строгий учет и контроль. В особой тетрадке администраторша (кстати, прежнюю жэковскую сотрудницу уволили, а взяли профессиональную сутенершу) фиксировала расходы и доходы, количество клиентов и т. д. Стены сауны были обложены звукоизолирующим материалом, дабы не вводить в смущение целомудренных жителей подъезда и не соблазнять неискушенных подростков, живших через стенку, поэтому претензий со стороны жильцов не было, во всяком случае, в материалах уголовного дела их жалоб мы не нашли.

Как материальный, так и моральный ущерб, нанесенный мошенниками был велик - не какая-то там кража сумочки с тремястами рублями пенсии. В обвинительном заключении фигурировали 8 тысяч долларов, присвоенных Помяловым за продажу заводской квартиры, организация публичного дома, мошенничество, подделка документов (по делу проходила и паспортистка ООО "Дом").

Судья Московского района вынесла "суровое" наказание обвиняемым - три с половиной года генеральному директору, четыре с половиной года Никитину. Условно. Без полной или частичной конфискации имущества. К тому же подоспевшая амнистия полностью реабилитировала подсудимых и погасила их судимости. Из зала суда они вышли такими же чистыми, как и мы с вами. Да здравствует российский суд - самый гуманный в мире!

Только одна "маленькая" деталь мешает полностью восхититься российским правосудием. Заводскую квартиру Помялов загнал конкретному человеку, одной женщине. Та выложила восемь тысяч "зеленых"! Так как квартира была возвращена коллективу "Эры", она осталась и без денег, и без квартиры. Сколько ей надо будет судиться, чтобы вернуть свое добро, одному Богу известно.

Так что если ваш ребенок когда-нибудь стащит у вас из кошелька рубль на свои глупые детские развлечения, отлупите его ремнем как следует, чтобы он навсегда зарубил на носу - если красть, то миллион.

метки:

Криминальный Нижний

убийство

лихие 90

следователь

убойный отдел

Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти